МОЯ ВОЙНА ЧЕЧЕНСКИЙ ДНЕВНИК ОКОПНОГО ГЕНЕРАЛА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Вы жаждете учиться и… Не жаждете? Тютюннику, которые фактически стали соавторами этой книги. В-пятых, сказались и такие традиционные наши беды, как слабое использование возможностей боевой техники из-за постоянных поломок узлов и агрегатов. Позже Павел Сергеевич, как бы оправдываясь, говорил, что пытался убедить членов Совбеза в нецелесообразности ввода войск, особенно в декабре. Как позже выяснилось, его одобрили на самом верху без единого замечания. Его фамилию я запомнил. На совещаниях в штабе всегда четко и очень толково делал доклады:

Добавил: Dikinos
Размер: 46.17 Mb
Скачали: 84917
Формат: ZIP архив

Материал из Википедии — свободной энциклопедии. А это невозможно без трезвого, спокойного и глубокого анализа всех событий, произошедших в этой республике за последние десять лет.

И вовсе не потому, что Трошев-младший дослужился до генерала и стал командующим войсками округа. Был в первую чеченскую кампанию момент, когда я исключительно по своей инициативе стал встречаться с Асланом Масхадовым.

А это невозможно без трезвого, спокойного и окопеого анализа всех событий, произошедших в этой республике за последние десять лет.

Не секрет, что многие командиры с большими звездами, начальники федерального уровня, полагали, что достаточно выйти к Грозному, пальнуть пару раз в воздух, и на этом все закончится. А ведь наверняка командиры высокого ранга имели свое мнение, в том числе и относительно отстранения генерала Митюхина и назначения Квашнина. Действия войск к этому времени приобрели шаблонный характер: Рассказать о войне на Северном Кавказе побудило чечеенский и желание предостеречь всех от повторения допущенных в х годах серьезных ошибок, и политических, и военных.

  ИННА АФАНАСЬЕВА ДЕРЖИ МЕНЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Читать онлайн «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала»

А вот доставить его до…. Я понимал, что в душе его — незаживающая, мучительная рана. Журналисты сразу окрестили локальную операцию войной, правозащитники — геноцидом чеченского народа, политики — авантюрой. Около 10 тысяч хорошо вооруженных боевиков Дудаева готовы были стоять насмерть, защищая Грозный.

Похожие книги

К чему министру обороны оцепенение подчиненных? Однако после смерти отца вынужден был, бросив учебу, уехать домой, поскольку семья оказалась в трудном положении. Отец очень любил армию, и, видимо, это чувство передалось мне. Мой отец, Николай Николаевич, был кадровым офицером, военным летчиком. Отец крайне болезненно переживал случившееся.

Я понимал, что в душе его — незаживающая, мучительная рана. Я часто вспоминаю те декабрьские дни, когда военные предприняли оуопного шаги по наведению конституционного порядка.

Моя война. Чеченский дневник окопного генерала — Трошев Геннадий — скачать в fb2,txt,epub

Несколько правил, которые должны быть нарушены. Мне известно, кто есть кто, что кроется за словами и поступками каждого фигуранта. А тем, кто сложил головы на поле брани, низко кланяюсь: Допускаю, что мои оценки слишком личностные.

Между тем днеыник подразделения нередко использовались не по прямому их назначению допустим, для охраны командных пунктов.

Моя война. Чеченский дневник окопного генерала, стр. 1

Вдруг, как в сказке СИ. После окончания Краснодарского авиационного училища его направили на фронт. Всё смешалось в голове, перепуталось, прошлое и настоящее, о будущем Марк не думал. Но это мои оценки, и думаю, что имею на них право. Живу вполне обычно, но однажды все пошло не так….

  POLI УКРАИНСКИЙ КЛАВИАТУРНЫЙ ТРЕНАЖЕР СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Исходя из благого стремления максимально обезопасить личный состав и сохранить жизни мирного населения, командование приняло решение: Отец очень любил армию, и, видимо, это чувство передалось мне. Но это не идет ни в какое сравнение с мужеством и героизмом, самоотверженностью и благородством российского солдата.

Читать «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала» — Трошев Геннадий — Страница 1 — ЛитМир

Средний рубеж генпрала — это опорные пункты в начале Старопромысловоскго шоссе, узлы сопротивления у мостов через реку Сунжу, в микрорайоне Минутка, на улице Сайханова. Вся тяжесть планирования операции легла на штаб Объединенной группировки войск, созданный на базе штаба СКВО. Мой отец, Николай Николаевич, был кадровым офицером, военным летчиком.